Екатерина 2 и прививка от оспы

Победа над оспой

Екатерина 2 и прививка от оспы

23 октября 1768 года Императрица Всероссийская Екатерина II привилась от оспы, подав пример своим подданным, боявшимся прививки. Страх этот был не лишен основания: прививка делалась гноем больного и могла стать фатальной. Тем не менее это была спасительная практика, если рассматривать статистику.

Убийца миллионов

Еще недавно оспа уносила жизни миллионов людей, ослепляла и уродовала выживших. Немцы придумали поговорку: «Любовь и оспа неизбежны», а французские полицейские указывали особую примету в описаниях людей: «Нет шрамов от оспин».

Естественно, люди с древних времен искали способ защититься от этой высокозаразной вирусной инфекции. Индусы придумали богиню оспы Мариатале и пытались ее задобрить, корейцы подносили дары «уважаемому гостю оспа», но это не помогало.

Первые эпидемии зарегистрированы в Китае в IV веке, в Корее — в VI веке, в Японии — в VIII веке: в 737 году от оспы вымерли 30% японцев. Первый способ защиты с помощью прививки был придуман именно на Востоке во времена раннего Средневековья. Здоровым людям стали заносить гной больного, извлекая его из созревшего пузырька на коже.

Этот метод получил название «вариоляция», он практиковался в Индии в VIII веке, в Китае — в X веке, а до Европы дошел только в первой половине XVIII века.

Первой европейской женщиной, решившейся на вариоляцию, стала английская писательница и путешественница Мэри Уортли-Монтегю.

Будучи женой британского посла в османском Константинополе, она узнала о турецкой массовой практике прививать девочек, предназначенных для гаремов: вариоляция защищала их от эпидемий и предотвращала появление некрасивых оспин на лице.

Решительная англичанка привила своего пятилетнего сына в 1718 году, а затем и свою трехлетнюю дочь в 1721 году в разгар эпидемии оспы. Вернувшись в Европу, она стала активно пропагандировать вариоляцию — и небезуспешно. В Англии начались опыты над преступниками и детьми из церковных приютов.

Выяснилось, что смертность от такой прививки составляет 2%, а это в 10–20 раз меньше, чем шансы умереть от эпидемии натуральной оспы. Вариоляция стала популярным методом вакцинации, несмотря на риски. Привита была даже семья британского короля Георга I.

Философ Вольтер рассказал о борьбе англичан с антипрививочниками в «Философских письмах»: «Обыкновенно в Европе говорят, что англичане сумасшедший и экзальтированный народ; сумасшедший, так как они своим детям прививают оспу, чтобы воспрепятствовать появлению ее у них; экзальтированный, так как они с радостью сообщают своим детям эту ужасную болезнь с целью предупредить зло еще неизвестное. Англичане же с своей стороны говорят: прочие европейцы — трусы и люди вырождающиеся. Трусы потому, что они боятся причинить детям незначительную боль; выродившиеся люди потому, что подвергают своих детей опасности погибнуть от оспы».

И все же это был очень опасный метод. Многие умирали от прививки человеческой оспой, в том числе богослов Джонатан Эдвардс в 1758 году. Английский врач Геберден подсчитал, что за 40 лет применения вариоляции в Лондоне умерло на 25 000 больше людей, чем до введения этой прививки. Франция официально запретила этот метод вакцинации в 1762 году.

Оспопрививание в России

Однако Екатерина II была полна решимости ввести оспопрививание в России и верила в силу прививки.

Оспа всерьез угрожала императорскому двору: она обезобразила лицо ее мужа Петра III, переболевшего в молодом возрасте, от оспы скончалась их годовалая дочь Анна Петровна в 1759 году.

Принимая решение о вариоляции, Екатерина хотела защитить не только себя, но и сына Павла — наследника двора: в 1768 году ему было 14 лет. Как раз в этот год от оспы скончалась жена наставника цесаревича — графиня Шереметева и смерть могла вот-вот пожаловать в покои императрицы.

https://www.youtube.com/watch?v=2TN2GSsyDts

В октябре из Лондона в Санкт-Петербург срочно доставили опытного врача Димсдейла. Гной для прививки взяли у шестилетнего крестьянского мальчика Александра Маркова — после выздоровления Екатерины II он получил дворянский чин, фамилию Оспенный и герб, на котором изображена рука с видимой зрелой оспиной.

История умалчивает о том, что чувствовали придворные императрицы, вынужденные обслуживать и обхаживать ее в дни после прививки — наверняка мысленно они уже готовились умереть от оспы. Только на шестой день у Екатерины II появились симптомы заболевания и она уединилась в Царском Селе.

Готовилась к смерти и сама больная: она распорядилась держать наготове упряжку лошадей для доктора на случай, если она умрет. Димсдейл должен был срочно уехать из России, чтобы спастись от расправы. Пока императрица выздоравливала, ее сын Павел заболел ветрянкой. Прививку от оспы он получил, когда поправился, — 10 ноября.

К тому времени стало очевидно, что Екатерина II хорошо перенесла вариоляцию и ее придворные также поспешили получить «оспинку от императрицы». Врач был награжден титулом баронета и пожизненной пенсией. Позже он снова вернулся в Россию, чтобы привить от оспы жену Павла Марию Федоровну и их детей, внуков Екатерины II.

Инициативу императрицы современники прославляли в одах, отчеканили памятную медаль «Собою подала пример» и даже поставили балет «Побежденное предрассуждение».

Когда в 1774 году от оспы скончался французский король Людовик XV, заразившийся от своей любовницы, Екатерина воскликнула: «Какое варварство!» Оспопрививание в России к тому времени стало обязательным, хотя и рискованным мероприятием.

Окончательная победа

В 1765 году, за три года до прививания Екатерины II, лондонское научное сообщество узнало о более безопасном способе защититься от оспы.

Врач Джон Фьюстер и его коллега Суттон сообщили, что пациенты, переболевшие коровьей оспой, не болеют тяжелой натуральной оспой даже во время эпидемий.

Но это наблюдение сельских докторов показалось лондонским ученым простой случайностью и они не обратили на него должного внимания.

Лишь один человек, присутствовавший на этом докладе, — Эдвард Дженнер — запомнил это сообщение и стал вести наблюдения. Он отслеживал случи коровьей оспы в течение 30 лет и убедился, что, заразившись от коровы, человек приобретает стойкий иммунитет к натуральной оспе.

Его догадки подтверждал тот факт, что доярки болели человеческой оспой гораздо реже других людей.

Шли годы, и появлялись первые смельчаки — испытатели прививки: в 1774 году во время эпидемии оспы английский фермер Бенджамин Джести привил «коровьей прививкой» двоих детей и жену, а в 1791-м немецкий учитель Петер Плетт вакцинировал таким же образом всю свою семью.

14 мая 1796 года Эдвард Дженнер провел первый публичный опыт вакцинации от оспы. В присутствии зрителей он взял жидкость из пустулы доярки, заразившейся коровьей оспой, и занес ее в маленькие порезы на руке восьмилетнего мальчика Джеймса Фиппса, сына своего садовника.

Ребенок немного похворал и через неделю был здоров, после чего ему была привита человеческая оспа — без всяких последствий. В дальнейшем Фиппса пытались заразить натуральной оспой еще 20 раз, но он оставался здоров, демонстрируя завидный иммунитет к болезни и высокую эффективность прививки.

С 1800 года вакцинация от оспы стала обязательной в английской армии и на флоте.

В 1803 году вакцину доставили в Новый Свет, применив для этого интересный способ.

Врач Франциск Хавьер де Бальми, получивший это задание от испанского короля, взял из приютов 22 здоровых мальчика в возрасте от трех до девяти лет и последовательно прививал их в путешествии: первые два ребенка были заражены коровьей оспой перед отъездом, от них порцию гноя попарно получали следующие. Так, благодаря «живой цепочке» стала возможна вакцинация людей в Северной и Южной Америке.

Последний случай заражения оспой был зарегистрирован 26 октября 1977 года в сомалийском городе Марка. С тех пор эта болезнь считается полностью побежденной благодаря массовой вакцинации.

Источник: https://naukatv.ru/articles/643

Как Екатерина Великая победила оспу?

Екатерина 2 и прививка от оспы

Отличительная черта всех портретов 18 века — это обилие пудры на сиятельных лицах. Это была не просто дань моде, но и жизненная необходимость. Следы оспы проглядывали на лицах многих известных особ. О простолюдинах и говорить не приходилось — люди умирали тысячами.

С таким положением вещей не могла смириться русская императрица Екатерина Вторая. Видя, как лица западной аристократии обезображивает оспа, она не хотела подобной участи ни для себя, ни для сына. С юных лет в ней жил страх перед оспой:

«С детства меня приучили к ужасу перед оспой, в возрасте более зрелом мне стоило больших усилий уменьшить этот ужас, в каждом ничтожном болезненном припадке я уже видела оспу» — писала Екатерина прусскому королю Фридриху Второму.

В 18 веке Турция обратилась к древнекитайскому способу профилактики натуральной оспы — вариоляции. А после того как в 1717 году эпидемия оспы в Стамбуле была погашена вариоляцией, ее стали применять в Англии.

Успеху вариоляции способствовал и удачный результат так называемого «королевского» эксперимента. Сначала прививка от оспы была сделана преступникам, приговоренным к смертной казни, а потом — детям сиротского приюта.

В 1721—1722 годах прививку от оспы сделали детям короля и другим членам королевской семьи. Тогда еще великая княгиня Екатерина Алексеевна прекрасно об этом знала.

В начале своего царствования, в 1763 году, Екатерина учредила медицинскую коллегию, во главе которой был барон Черкасов. Именно он поднял вопрос о необходимости прививки оспы для защиты населения империи.

Ведь, несмотря на строгие меры предосторожности, применяемые для защиты императорской семьи (больных оспой не допускали ко двору, за заражение оспой могли отнять имения), оспа все равно проникала во дворцы.

Примером страшной неуловимости оспы стало заражение и смерть императора Петра Второго. А в 1768 году при дворе Екатерины произошел ужасный случай. Оспа, несмотря на все запреты, смогла опять проникнуть ко двору — заболела и вскоре умерла графиня А. П. Шереметьева, невеста Н. И. Панина, который был наставником великого князя. Жизнь цесаревича Павла Петровича оказалась в опасности.

Екатерина Вторая, видя, что положение становится опасным, вынуждена была рискнуть. Разработав грандиозный план, целый ритуал привития оспы, она сначала решила привить оспу себе, потом передать «оспенную материю» для прививки сыну-наследнику, а от него и всем приближенным.

Использовав старинное поверье о том, что, отдавая свою «оспенную материю» другим, человек подвергался при этом смертельной опасности, императрица представила себя в образе заботливой матери, жертвующей своей жизнью ради здоровья сына и всех подданных.

Символика эта была понятна и принята окружающими.

12 октября 1768 года вечером английский врач Димсдейл с больным оспой ребенком и сыном-ассистентом были тайно проведены в покои императрицы. Там ей была сделана прививка от оспы. На следующий день, переехав в царскосельский дворец вместе со свитой, Екатерина предалась обычным своим занятиям.

Легко себе представить ужас дам, фрейлин и кавалеров, сопровождающих ее на прогулках: они вынуждены были вести непринужденную беседу за обеденным столом, а вечерами играть в карты с зараженной оспой императрицей. Так прошло 6 дней.

Наконец, у Екатерины появились признаки оспы, и она уединилась в свои покои до полного выздоровления.

По досадной случайности цесаревич Павел заболел ветрянкой как раз в то время, когда ему хотели привить оспу от императрицы, но это не нарушило ее замысла по привитию оспы всему двору.

Недостатка в желающих сделать себе прививку уже не было — приближенные Екатерины почли за великую милость получить «оспенную материю». И её щедро раздавали приближенным, как раздавались титулы, звания, награды, имения и деревни.

Только в Петербурге от оспы привились около 140 аристократов. А 10 ноября прививку сделали и цесаревичу Павлу Петровичу.

От имени Святейшего Синода с успешным привитием оспы императрицу и ее сына поздравил архиепископ Гавриил, а от имени Сената — граф К. Г. Разумовский. Екатерина Вторая ответила так:

«Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных моих верноподданных, кои не знав пользы сего способа, оного страшась, оставались в опасности. Я сим исполнила часть долга звания моего; ибо, по слову евангельскому, добрый пастырь полагает душу свою за овцы».

21 ноября было объявлено праздничным днем и ежегодно отмечалось в Российской империи, как день победы над страхом перед оспой.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/23716/

Как Екатерина II рискуя собственной жизнью, подала подданным личный пример, сделав прививку от оспы

Екатерина 2 и прививка от оспы
В. Эриксен. Екатерина II

Специально для такого случая в 1768 году из Лондона выписали врача. Придворные воспевали храбрость императрицы, а она отвечала, что в Англии даже уличный мальчишка не боится прививки. Примеру Екатерины последовали многие аристократы.

В действительности Екатерина с детства боялась оспы. В Европе половина случаев заболевания заканчивалась смертью, а выжившие скрывали под слоем белил и румян следы от оспенных шрамов. Летальные исходы в Европе достигали 1 млн в год, в России цифры были еще больше.

В 1730 году скончался от оспы 14-летний Петр II. Состоятельные и королевские семьи пытались защититься от инфекции, но она проникала всюду. Когда будущая императрица приехала в Россию, оспой заболел ее жених, Петр Федорович. Он выздоровел и до конца жизни страдал от осознания своего уродства.

У немцев была поговорка: «Любовь и оспа неизбежны», а у французов в описании преступников указывали особую примету: «Нет шрамов от оспин».

Метод, который испытала на себе Екатерина, не был безопасным. Прививать штамм коровьей оспы, безопасной для человека, стали только в ХIХ веке, а обязательную вакцинацию в России ввели спустя сто лет.

В царствование Екатерины оспу прививали «вариоляцией». Суть его заключалась в том, что на руке делали надрез и помещали в ранку материал от больного оспой (или протягивали под кожей нитку, смоченную в гное). Лечение нельзя было назвать безопасным, но смертность при нем была в 20 раз ниже, чем при заражении натуральной оспой.

Намеренно зараженный организм легче справлялся с болезнью. Правда, иногда заражение вызывало новые эпидемии.

Так, англичанин Габерден подсчитал, что за 40 лет применения «вариоляции» умерло на 25 тысяч больше людей, чем до введения прививки.

Французский парламент запретил подобное лечение за шесть лет до того, как Екатерина пошла на эксперимент. В Англии лечение применялось до появления вакцины.

Опасное, но все-таки лечение проводили турки. Зараженными нитками они прививали девочек для гарема. Жена британского посла Мэр Монтегю увидела, как турки лечат оспу, и в 1718 году решила привить сына. Капеллан пытался ее отговорить — якобы метод действует только на мусульман.

Мальчик выжил, и Мэри поделилась методом с королевой, на ту пору принцессой Галльской. Заинтересовавшись, принцесса приказала испытать лечение на нескольких преступниках, приговоренных к смерти. Затем проверили лечение на четверых ребятишках из сиротского дома. Все выжили. Следующими привили членов королевской семьи.

Кроме того, что русская императрица боялась оспы, она хотела защитить сына. В 1768 году умерла от оспы графиня Шереметьева, а ее жених был наставником цесаревича. Инфекция подбиралась к царскому дворцу.

И. Аргунов. Портрет графини А.П.Шереметевой-младшей

Не отвлекаясь на статистику и проценты, Екатерина приказала найти хорошего заграничного врача. Она решила испытать метод на себе и передать сыну для прививки сыну свой оспенный материал.

В октябре того же года в Санкт-Петербург, прямиком в покои императрицы, доставили врача Димсдейла. В Лондоне он наблюдал за многими привитыми пациентами и утверждал, что смертельных случаев не было. Материал взяли от шестилетнего мальчика Саши Маркова (по выздоровлении императрицы ему пожаловано дворянство и фамилия Оспенный).

Гравюра. Портрет Т. Димсдейла

Поговаривали, что вначале доктор провел демонстрацию на добровольцах. Лишь когда они выздоровели, провел «вариоляцию» для Екатерины II.

Можно только представить ужас придворных дам и кавалеров, вынужденных прогуливаться, обедать за одним столом или играть в карты с инфицированной Екатериной. Наконец, на шестой день у императрицы появились признаки болезни, и она уединилась в Царском Селе.

Димсдейл наблюдал, как идет выздоровление, а Екатерина распорядилась держать наготове упряжку почтовых лошадей. В случае, если императрица умрет, врач должен был срочно уехать из страны во избежание самосуда. Однако все прошло хорошо, императрица за неделю поправилась.

Цесаревич некстати заболел ветрянкой, но в очередь на прививку уже выстроились 140 аристократов. Привить оспинку от императрицы было модно и престижно. Вскоре цесаревич поправился, и 10 ноября ему тоже привили оспу.

Врачу пожаловали пожизненную пенсию и титул баронета. Через 13 лет он снова посетил Россию, чтобы привить внуков Екатерины II.

Во славу императрицы слагали оды, выпустили памятную медаль с надписью «Собою подала пример», поставили балет «Побежденное предрассуждение» с аллегорическими фигурами наук и суеверий.

Карикатура. Т. Димсдейл и противники вакцинации

В то время как россияне делали прививки, французский король Людовик XV умер от оспы. «Какое варварство», — сказала Екатерина. Наука позволяет лечить эту болезнь. Сама императрица говорила, что примером своим стремилась спасти подданных от смерти, ведь пастырь в ответе за своих овец.

С тех пор 21 ноября в России отмечали как день, когда был побежден страх перед смертельной болезнью. А с 1980 года вирус оспы хранится только в лабораторных пробирках.

Источник: https://homsk.com/martin/kak-ekaterina-ii-riskuya-sobstvennoy-zhiznyu-podala-poddannym-lichnyy-primer-sdelav-privivku-ot-ospy

Антипрививочники против Екатерины II

Екатерина 2 и прививка от оспы

В 1767 году английский медик Томас Димсдейл опубликовал работу «Нынешний способ прививать оспу». Возможно, именно поэтому к Димсдейлу обратился российский посол в Англии граф Чернышев, которому императрица Екатерина II поручила найти врача для проведения прививок в России.

Весьма небезопасная процедура, которую практиковал Димсдейл, называлась, строго говоря, инокуляцией и заключалась во введении здоровому человеку биологического материала от больного натуральной оспой. Шансы на то, чтобы перенести болезнь в легкой форме, получив иммунитет, и на то, чтобы заболеть всерьез, вплоть до смертельного исхода, были приблизительно равны.

Но Екатерина II была женщиной решительной.

250 лет назад она повелела Томасу Димсдейлу, прибывшему в Россию вместе с сыном, начать прививки оспы. Первыми инокуляции подверглись кадеты Морского корпуса. Чуть позже – в октябре 1768 года, еще до того, как появились обнадеживающие результаты – императрица отважилась на прививку сама. «Собою подала пример» – отчеканено на памятной медали.

Уже после ее выздоровления при дворе началась повальная инокуляция.

«Нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, – писала Екатерина графу Чернышеву в Англию, – а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде. Вот каков пример».

Кому же еще, как не просвещенному монарху, служить примером передового мышления и рассеивать мрак невежества. Улучшение природы посредством научного знания было одной из любимейших идей эпохи Просвещения. Неслучайно об инокуляции с восторгом отзывался сам Вольтер, с которым переписывалась Екатерина.

Но за 250 лет, отделяющих нас от трудов Димсдейла, само слово «просвещение» в России стали воспринимать иначе. Сейчас оно имеет отношение скорее к сфере образования, чем к исправлению нравов и совершенствованию общественного устройства.

О власти науки над природой теперь боязно и заговаривать.

Современный человек не то чтобы отказывается вмешиваться в естественный ход вещей, но желает знать все возможные последствия подобного вмешательства и уже тогда иметь возможность от него отказаться.

А Екатерина II, зная об опасности, не только распорядилась сделать прививку себе и своему сыну, великому князю Павлу Петровичу, но и снова пригласила ко двору Томаса Димсдейла через 13 лет, чтобы тот привил оспу ее внукам Александру и Константину. Представить себе современную мать, решившуюся подвергнуть своего ребенка инокуляции – попросту говоря, дать ввести ему под кожу нитку, обработанную содержимом оспенных пустул больного – почти невозможно.

Движение против прививок, впрочем, тоже родилось не вчера.

Не успел Эдвард Дженнер опубликовать результаты опытов по прививанию совершенно безопасной для человека коровьей оспы (отсюда и привычное нам название «вакцинация» – vaccina по-латыни означает «коровья»), как возмутилось духовенство. Со второй половины XIX века движение антипрививочников разрастается и крепнет, издает брошюры и журналы. Появление интернета только плеснуло масла в этот огонь.

Когда все точки зрения одинаково доступны и воспринимаются как равные, голос разума, который был так внятен эпохе Просвещения, тонет в общем гуле.

Официальная медицина может сколько угодно призывать к вакцинации и клеймить веру во вред прививок «опасным заблуждением», но волны массового отказа от них прокатываются по миру с позапрошлого столетия – с неизбежным подъемом заболеваемости по итогам.

Повальная оспа в 1874 году в Швеции; распространение коклюша в Великобритании в 1970-е и в Швеции в 1980-е; эпидемия дифтерии в странах бывшего СССР в 1990-е; полиомиелит на территориях, подконтрольных движению «Талибан»; периодические вспышки кори по всему миру – этот список, увы, будет пополняться.

Но что вообще заставляет современного человека, учившегося как минимум в школе и имеющего базовые представления о биологии, отказываться от вакцинации?

Кто-то просто не верит в ее пользу. Кто-то боится осложнений, о которых твердят антипрививочники. Кто-то считает прививку нарушением свободы личности. Кто-то руководствуется религиозными убеждениями. Кто-то полагает, что за разговорами о необходимости прививок кроется заговор фармацевтических компаний, желающих нажиться на обывателе.

Версии в духе диванных конспирологов и сериала «Секретные материалы» из уважения к интеллекту читателя оставим за скобками, но существуют и они – и активно обсуждаются в интернете.

Как ни обидно, обилие информации, которое принято считать отличительной чертой нашего времени, не делает нынешнего человека автоматически разумнее и рациональнее предков. Пользователь соцсетей и обладатель гаджетов на поверку ведет себя как аверченковские крестьяне, обвинившие студента в том, что тот «пускает холеру», так как в кармане у него нашелся зубной порошок.

Казалось бы, нам доступны любые знания, но мы по-прежнему верим слухам и шарлатанам. Мы можем получить любые данные из первых рук, но полагаемся на непрофессиональные и тенденциозные пересказы.

Возможно, новому Просвещению еще предстоит научить нас ориентироваться в море информации и находить в нем верный путь. Сделать это так же непросто, как приучить людей мыть руки – и так же необходимо.

Гигиена, наряду с вакцинацией, обеспечивает успешную профилактику болезней.

В 1980 году Всемирная организация здравоохранения объявила, что натуральная (или «черная», как ее называли в России) оспа полностью побеждена. Одолеть недуг, избежать которого в прежние времена было, согласно старинной немецкой поговорке, так же трудно, как и любви, помогла именно повсеместная вакцинация.

Русская императрица Екатерина II и английский медик Томас Димсдейл были бы рады об этом узнать.

Источник: https://vz.ru/opinions/2018/9/10/941195.html

Оспа от императрицы, или Первая российская прививка | DW | 23.10.2012

Екатерина 2 и прививка от оспы

Шел октябрь 1768 года. В пышном дворце Царского села тайно от всех болела Екатерина Вторая.

А лейб-медик императрицы Димсдейл записывал в дневнике с восторгом: “Много других оспин появилось и оспа совсем налилася, по желанию к великому удовольствию”.

Его радость объяснялась просто: императрица, урожденная немецкая принцесса София фон Анхальт-Цербстская, решила испытать на себе новомодное тогда средство против оспы, прежде чем внедрять его в России, и опыт удался.

Мало кому удавалось избежать оспы и любви

Натуральная или черная оспа начала свирепствовать в Европе с VI века. Вымирали целые города. Повстречать горожанина без шрамов от заживших оспенных язв на лице в те годы было практически невозможно.

Во Франции полиция считала в XVIII века “отсутствие следов оспы на лице” одной из особых примет.

А у немцев была в ходу поговорка “Von Pocken und Liebe bleiben nur Wenige frei” – “Мало кому удается избежать оспы и любви”.

Екатерининский дворец. Царское Село

Первым методом борьбы с оспой в Европе была вариоляция. Как поясняет профессор Юрий Зобнин из Санкт-Петербурга, суть метода заключалась в том, что из оспин выздоравливающих больных извлекали биологический материал, который затем искусственно прививали здоровым людям. В XVIII веке это проделывали так: протягивали зараженную нитку под надрезанной кожей.

Для Европы вариоляцию открыла жена британского посла, вернувшегося в Лондон из Турции. Но вариоляция не давала стопроцентной гарантии.

А до изобретения Дженнера, то есть до прививки коровьей оспы, не опасной для человека, которую всем стали делать повально в XX веке, еще оставалось полвека.

Поэтому в Англии решили проверить надежность метода, поэкспериментировав с преступниками и детьми из сиротских приютов. После этого и семья британского короля Георга I все-таки решилась на зараженные нитки.

Рисковая императрица

И в России эпидемии оспы принимали ужасающий размах.

Судить об этом можно хотя бы по количеству дошедших до наших дней фамилий, этимология которых уходит к прозвищам: Рябовы, Рябцевы, Рябинины, Щедрины, Шадрины, Корявины.

И фамилия автора этой статьи – Рябко – тоже оттуда. Но экспериментов по проверке вариоляции в России не ставили. Узнав о прививке, императрица Екатерина Вторая решила испробовать ее сначала на себе.

Екатерина сделала прививку от оспы тайно, в присутствии лишь самых доверенных приближенных.

“Прививание оспы считалось делом опасным, и императрица не могла без одобрения двора рисковать своим здоровьем, – рассказывает кандидат исторических наук Вадим Эрлихман.

– На другой день она отправилась в Царское Село, где неделю лечилась вплоть до полного выздоровления. По официальной версии, материал был взят у сына вахмистра Александра Маркова шести-семи лет, который получил затем дворянство и фамилию Оспенный”.

Судя по воспоминаниям лекаря, императрица вела себя покорно: “19 дня октября всю ночь дремала и засыпала, но сон много раз прерывался. Боль в голове и спине продолжалась с лихорадкою. Руки рделись гораздо больше, и вечер многие пупырышки, слившиеся вместе, показались кругом около ранок.

Кушать весь день нимало не хотелось, и не изволила кушать ничего, кроме немножко чаю, овсяной кашицы и воды, в которой варены были яблоки”. Потом был привит наследник Павел Петрович.

Английский врач Томас Димсдейл за прививку оспы Екатерине получил баронский титул, звание лейб-медика и большую пенсию.

Быть по моде

Но не титул, не звание или имение, а оспинку от императрицы, – вот что стало мечтой каждого придворного. По данным Александры Бекасовой, декана факультета истории Европейского университета в Петербурге, вскоре после эксперимента от Екатерины “инокулировались” около 140 аристократов.

https://www.youtube.com/watch?v=UtsnQhtXnLE

Сегодня такие прививки – привычное дело

“Ныне у нас два разговора только: первой о войне (Русско-Турецкой – прим. автора), а второй о прививании. Начиная от меня и сына моего, который также выздоравливает, нету знатного дома, в котором не было по нескольку привитых, а многие жалеют, что имели природную оспу и не могут быть по моде.

Граф Григорий Григорьевич Орлов, граф Кирилл Григорьевич Разумовской и бесчисленных прочих прошли сквозь руки господина Димсдаля, даже до красавиц…

Вот каков пример”, – писала императрица в письме к будущему вице-президенту Адмиралтейств-коллегии, а тогдашнему чрезвычайному и полномочному послу в Англии, графу Чернышеву.

Пример Екатерины можно назвать, говоря современным зыком, PR-акцией. Но нельзя забывать и том, какому риску подвергала она свою жизнь, первой испробовав на себе вакцинацию. И риск этот оправдался – не только для нее, но и для очень многих ее подданных.

Источник: https://www.dw.com/ru/%D0%BE%D1%81%D0%BF%D0%B0-%D0%BE%D1%82-%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%86%D1%8B-%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B2%D0%BA%D0%B0/a-16324018

Последствия одной прививки: как Екатерина II пожертвовала собой ради России

Екатерина 2 и прививка от оспы

Царствование российской императрицы Екатерины Второй было крайне неоднозначным, но за один поступок она, безусловно, заслуживает самой горячей благодарности. Ровно 250 лет назад она приказала сделать первую в Россию прививку от оспы – себе, как первому пациенту

Завезенная крестоносцами черная оспа несколько столетий была ужасом Европы. Вместе с чумой и холерой она унесла миллионы человеческих жизней, а лица выживших «украшали» чудовищные шрамы, которые называли оспинами.

Оспа не выбирала между богатыми и бедными.

Ею болели английская королева Мария II, император Священной Римской империи Иосиф I, испанский король Луис I, французский король Людовик XV, а Петр II, последний потомок Петра Первого по мужской линии, скончался от нее в возрасте 14 лет.

Петр II Алексеевич. Портрет неизвестного художника. Источник: Wikimedia.org

Не мода, а наличие безобразных оспин заставляло европейскую аристократию покрывать свои лица толстым слоем пудры. Такие известные личности, как Мирабо, Николай Гнедич и Вольфганг Амадей Моцарт имели ужасные рубцы и выходили на улицу, только предварительно припудрив лицо.

Поздним вечером 12 октября 1768 года в покои великой императрицы тайно провели специально выписанного из Англии врача Димсдейла и шестилетнего отрока Сашу Маркова.

Екатерина Вторая решила лично на себе опробовать довольно рискованный метод вакцинации. Правда, доподлинно было известно, что он достаточно успешно применялся в Англии, но был категорически запрещен в «блестящей» Франции.

Смертность при вариоляции была в 20 раз ниже, чем при обычном заражении, но полностью исключить такой риск не мог никто.

Врач сделал надрез на руке императрицы и через открывшуюся ранку протянул нитку, смоченную гноем больного оспой Саши Маркова. По расчетам Димсдейла, менее чем через неделю императрица должна была заболеть легкой формой оспы и перенести ее без особых осложнений.

Екатерина II. Портрет кисти неизвестного художника. Источник: Wikimedia.org

Уже на следующий день императрица, как обычно, вышла к своим фрейлинам, шумно веселилась во дворе, играла с придворными в карты и беседовала о всякой всячине, сидя за общим обеденным столом.

Несмотря на глобальную тайну проведенной операции, весь двор о ней знал. Можно только представить себе ужас придворных дам и их кавалеров, которым приходилось беззаботно общаться с императрицей, приближаясь к ней на небезопасное расстояние.

Необузданное «веселье» в Царскосельском дворце продолжалось в течение 6 дней, после чего у императрицы появились первые признаки заражения, и она уединилась в своих покоях.

Уничтожила страх и предубеждение

Как и предполагал Димсдейл, лечение прошло вполне успешно, не оставив на лице Екатерины никаких рубцов. Менее чем через месяц материнской кровью привили будущего императора Павла Петровича.

Павел I Петрович, сын Екатерины Второй. Портрет Александра Рослина. Источник: Wikimedia.org

Придворная знать загорелась идеей получить «оспенную материю» от самой императрицы, и в короткое время прививки сделали более чем 140 аристократам.

Екатерина никому не отказывала, чем снискала себе славу заботливой матери, готовой пожертвовать своей жизнью ради подданных. С успешным привитием оспы Екатерину поздравил Святейший Синод и Сенат, на что умная императрица кротко ответила:

«Мой предмет был своим примером спасти от смерти многочисленных моих верноподданных, кои не знав пользы сего способа, оного страшась, оставались в опасности. Я сим исполнила часть долга звания моего; ибо, по слову евангельскому, добрый пастырь полагает душу свою за овцы».

Уже в скором времени в Санкт-Петербурге поставили балет «Побежденное предрассуждение», главными героями которого стали Минерва, Рутения, Гений науки, Суеверие и Невежество. А зрители весело иронизировали над своими недавними страхами.

Некоторые историки предполагают, что Екатерина пошла на подобный риск ради поднятия собственного авторитета среди придворных. Но факт остается фактом. Русская императрица совершила то, чего не мог себе позволить ни один монарх Европы. Она  продемонстрировав подданным, что готова пожертвовать ради них даже собственной жизнью.

Сделала Россию передовой страной

Екатерина II щедро вознаградила доктора Димсдейла, пожаловав тому титул барона, чины лейб-медика и действительного статского советника, а также обязалась до конца жизни выплачивать ежегодную пенсию в размере 500 фунтов стерлингов. Сумасшедшая по тем временам сумма.

Герб дворянского рода Оспенных. Источник: Wikimedia.org

Не забыла императрица и о мальчике Саше, которому дали фамилию Оспенный.  Он получил дворянский титул и семейный герб, изображающий руку с разверстой раной.

Постепенно прививки от оспы стали делать по всей России. Сначала аристократия и купеческое сословие, а со временем и простолюдины. Страна считалась передовой в вопросах борьбы с оспой, а смертность снизилась в десятки раз.

В отличие от Франции, «блестящий» король которой Людовик XV побоялся сделать себе такую прививку, заразился оспой от молодой любовницы и умер. Екатерина назвала этот случай диким варварством.

Людовик XV. Портрет работы Луи-Мишеля ван Лоо. Источник: Wikimedia.org

В XIX веке на смену вариоляции пришла вакцинация. Здоровым людям начали прививать материал от перенесших оспу коров, а сам процесс вакцинации стал недорогим, практически безболезненным и совершенно безопасным.

В Советском Союзе прививки от оспы делались всем без исключения новорожденным. У всех людей старшего возраста на правом или левом плече можно увидеть два округлых шрама, оставшиеся после подобной вакцинации.

В 1980 году Всемирная организация здравоохранения сообщила, что вирус оспы в природе перестал существовать.

Его штаммы сегодня хранятся лишь в тщательно охраняемых лабораториях на территории двух стран – России и США.

Источник: https://www.eg.ru/society/640724-posledstviya-odnoy-privivki-kak-ekaterina-ii-pojertvovala-soboy-radi-rossii-066392/

Мед-Справка
Добавить комментарий